colontitle

Борец за идею

В школе я буквально заболела Ильфом и Петровым, не уставала перечитывать их дилогию «12 стульев» и «Золотой теленок», без конца цитировала блистательные отрывки из романов, незабываемые лаконичные фразы Остапа Бендера. Кто же он такой этот « великий комбинатор» Остап Сулейман Берта Мария Бендер-Бей? Пусть он авантюрист и жулик, но он образован, умен и остроумен, с богатой фантазией, не говоря уже о том, что он красив, с «медальным профилем», атлетически сложен, высокого роста, смел и благороден. Ну, чем он не герой романа?! Мне очень повезло, что в год моего окончания школы не было свободной темы «Герой нашего времени». Для меня им был Остап Бендер. Не знаю, чем бы это закончилось. Скорее всего, я вообще могла бы лишиться аттестата зрелости, так как в начале 50-х годов оба романа были под запретом. Только во время «оттепели» Н.С.Хрущева они вновь стали востребованными.
Я и сейчас, на старости лет, вновь и вновь возвращаюсь к прочтению этих романов, обнаруживая в них новые шедевры. У меня возникли вопросы и я решила обратиться за помощью в Интернет. Я узнала столько нового и интересного, что не могу не поделиться с поклонниками дилогии.
После школы я поступила на физический факультет Тбилисского государственного университета. Случайно узнав от друзей, что в Тбилисском политехническом институте негласно существует кружок любителей Ильфа и Петрова – «Борец за идею», я обратилась к его руководителям – Ясону М. и Роберту С. с просьбой принять меня в члены кружка.
В те «рискованные» 50-е годы отношение ко всякого рода кружкам было однозначно отрицательным. Как выяснилось позже, в каждый кружок был внедрен свой «осведомитель», то бишь, «стукач». Может и хорошо, что тогда мы ничего об этом не знали. Представляете себе, что значит подозревать каждого!
Вместо приглашения на собеседование, я получила вопросник-анкету из тридцати вопросов:

  1. Как вас называла мамаша в детстве?
  2. Что написано на надгробном памятнике Паниковского?
  3. Где делается вся контрабанда?
  4. Какой фирмы был карандаш, на котором О.Бендер вырезал нецензурное слово и просунул через замочную скважину в номер отца Федора.
  5. Шура Балаганов считал, что «земля плоская». Каково ваше мнение на этот счет? И т.п.

Мне предстояло еще сдать два экзамена – устный и письменный. При сдаче устного экзамена надо было разобрать оба романа, прочесть два любых отрывка, ответить на вопросы, касающиеся биографии Остапа.
При сдаче письменного экзамена поступающие должны были написать сочинение (с «турэцким акцэнтом»).
Из предлагаемых пяти тем для письменного экзамена я выбрала оду «На смерть Паниковского». Ода была подписана «Лариса Шмидт», хотя меня и смущало, что все четыре дочки славного лейтенанта были «глупые, немолодые и некрасивые». Помню некоторые куплеты:

Погиб «студент» во цвете лет,
Судьба была неумолима.
Смерть потрясла, оставив след
В сердцах «детей» непоправимый.

Конвенцию он нарушал,
Но был наказан по заслугам,
Свои ошибки признавал,
И был всегда готов к услугам.

Предпочитал очки и трость,
Питал к гусятине он слабость,
Стал брандмайором «парень-гвоздь»,
Увы, недолго длилась радость.

Пусть паспорта он не имел,
Но разве не был Миша смел?
Хотя у храбрых смерти нет,
Покинул нас в расцвете лет.

Пусть память о бедном «студенте»
В сердцах никогда не умрет.
Почтим эту память вставанием.
Да здравствует солнца восход!

Меня приняли на Авто-швейно-дорожный факультет. Отличникам учебы назначалась стипендия имени Адама Козлевича. Окончившие
этот факультет изучали конструкции швейных машин «Singer», с целью их реконструкции в комфортабельные автомобили, и получали права «Шофера-ударника».
Для прохождения приемных экзаменов необходимо было представить следующие документы:

  1. Заявление.
  2. Автобиография.
  3. Справка о состоянии умственных способностей и здоровья.
  4. Справка о семейном положении.
  5. Две заверенные фотографии (3х4).

Символом кружка была выбрана ладья, украденная Остапом с шахматной доски во время сеанса одновременной игры в Васюках, и прислоненная к ладье покрышка «Антилопы-гну». В Тбилиси на горе Мтацминда есть Фуникулер, где побывали Бендер с Воробьяниновым, в честь чего ребята установили там мемориальную доску: «Здесь ел шашлыки и пил «Кипиани» великий борец за идею Остап Бендер». Выпускался журнал, где публиковались интересные статьи, посвященные дилогии Ильфа и Петрова.
Понятно, что кружок «Борец за идею» вызывал у наших «славных органов
Повышенный интерес. Ребята были вынуждены прекратить деятельность кружка, к великому нашему сожалению.
Вначале я думала, что «турецкоподданного» папу Остапа Бендера И.Ильф и Е.Петров придумали для смеха, но сами писатели признались в предисловии к роману «Золотой теленок»: «Все рассказанное – не выдумка. Выдумать можно было бы и посмешнее». Все, описанное в их дилогии, было ими увидено и услышано. Как оказалось, в старые времена еврей турецкий подданный было обычное явление, отнюдь абсолютно не смешное. В царской России слово «турецкоподданный» обозначало еврея, взявшего турецкое гражданство, чтобы:

  1. Избежать избиения при погроме.
  2. Иметь возможность жить в городах (например, в Одессе) за пределом

черты оседлости.

  1. Выехать в Палестину, находящуюся тогда под турецким владением,

что означало сменить российское гражданство на турецкое.

  1. Евреи-коммерсанты принимали турецкое подданство, чтобы их дети могли обойти ряд дискриминационных законоположений, связанных с конфессиональной принадлежностью, и заодно получить основания для освобождения от воинской повинности.

Считается, что Остап Бендер – образ собирательный. Однако есть версия, что прототипом Бендера был Осип (Остап) Шор, который вырос в Одессе, поступил в мужскую гимназию Илиади, как и Остап Бендер. У Шора было множество гениальных идей, которые он претворял в жизнь.
В.Катаев в своей книге «Алмазный свой венец» пишет, что Остап Шор – был одним из их одесских друзей, служивший в одесском угрозыске. Он был старшим братом замечательного поэта-футуриста Натана Шора (Анатолий Фиолетов). Натан Шор был застрелен бандитами по ошибке – пуля предназначалась ег старшему брату. Я прочла у Юлии Беломлинской, что «чуть ли не сам Мишка Япончик, якобы, похоронивший бедного поэта за свой счет под многократный салют из бандитских наганов, поздно ночью пришел к безутешному брату Остапу просить прощения за чудовищную ошибку. Остап его простил, и они пили всю ночь и читали наизусть стихи погибшего поэта».
После издания дилогии О.Шор заявился к авторам с целью потребовать «авторские» за использование образа. Писатели, рассмеявшись, пояснили, что образ собирательный, однако выпили с ним «мировую», после чего Остап оставил свои претензии, попросив об одном – воскресить героя.
К середине 30-х годов дилогия была негласно запрещена, изъята из библиотек и пробыла в полуподполье около двадцати лет. Все эти годы Остап Шор жил тише воды, ниже травы, благодаря чему уцелел и умер где-то в 80-х.
В 30-х годах авторы задумали 3-ий роман о Бендере под условным предварительным названием «Подлец», но замысел не был реализован.
Что же касается происхождения фамилии главного героя дилогии, то существует ряд мнений на этот счет:

  1. Город Бендеры в Молдавии, по-румынски «Бендер». Может, не зря Остап пытался бежать за границу через Румынию.
  2. Франц Бендер –преподаватель немецкого языка в военном училище, где преподавал и отец братьев Катаевых.
  3. Митя Бендер – знакомый Ильфа и Петрова, в квартире которого собирались в 20-ые годы литераторы Одессы.
  4. В Одессе, на Малой Арнаутской, по соседству с домом, в котором жил И.Ильф, находилась «Мясоторговля», владельцем которой был некий Бендер.

Существует версия, что сюжет рассказа Артура Конан-Дойла «Шесть Наполеонов» подтолкнули писателей к замыслу «12 стульев». В одном из шести бюстов Наполеона была спрятана черная жемчужина.
Стулья не случайно были выбраны в качестве сейфа. В старинных стульях, в том числе и гамбсовских, были установлены высокие пружины – там было достаточное пространство, куда вполне можно было спрятать любое сокровище.
Прототипы были не только у персонажей, но и у явлений и ситуаций, изображенных в обоих романах.
Надо же было такое придумать – Общежитие студентов-химиков имени монаха Бертольда Шварца! Оказывается, немецкий монах-францисканец Бертольд Шварц, живущий в ХIV веке, был химиком. Родился он во Фрайбурге. Как гласит предание, посаженный в тюрьму по обвинению в колдовстве, он продолжал там свои химические опыты и случайно изобрел порох.
Бертольда Шварца считают европейским изобретателем пороха. По моей просьбе наши друзья, живущие во Фрайбурге, прислали нам фотографию памятника монаху Бертольду Шварцу.

Или взять, например, город Старгород, где было две улицы «Советская». А мало было городов, где улиц с таким названием бывало и побольше – надо же было выделиться из чувства верноподданичества.

В обоих романах И.Ильф и Е.Петров едины, как един псевдоним, которым подписывали они многие свои произведения,
«Ф.Толстоевский».
Дочь И.Ильфа Александра, литературовед, переводчик, занимающаяся популяризацией наследия обоих писателей и являющаяся составителем собраний их сочинений, называла себя дочерью Ильфа и Петрова. У нее же я прочла, что письма отца Федора к жене Кате – пародия на письма Ф.Достоевского к жене, который подписывался «твой вечный муж Феди», как и отец Федор.

И.Ильф очень увлекался фотографией. Александра Ильф организовала большую интересную выставку фото-работ своего отца.
В СССР с момента выхода в свет дилогии, оба романа переиздавались 187 раз.
1927-28 г.г. «Ежемесячник «30 дней» начал публикацию романа «12 стульев».
В 1938-39г.г. вышло четырехтомное собрание сочинений (Издательство «Советский писатель»).
В 1948 году оба романа вошли в издание «Избранные произведения советской литературы».
В 1949-1955 г.г. дилогия была признана клеветнической и запрещена к печати. Романы подвергались чистке неоднократно. В каждом издании выпадало то имя, то эпизод.
В 1994 году наконец вышла полная версия дилогии – вернулись все фрагменты, изъятые из текста.
Оба романа Ильфа и Петрова были экранизированы не только в СССР, но и во многих странах. Мне посчастливилось в 1955 году посмотреть трофейный австрийский фильм «13 стульев». Я проходила практику в Тбилисском Институте физики. Там иногда по вечерам устраивали просмотр трофейных фильмов. Действие фильма проходит в Австрии 1938 года. Сценарий «точь-в-точь» соответствовал роману «12 стульев», только стульев было 13. Киса Воробьянинов превратился в Феликса Рабе, Остап Бендер – в Алоиса Хофбауэра. В титрах нигде не упоминались фамилии авторов романа.
Александра Ильф назвала роман «12 стульев» энциклопедией советской жизни. И, конечно же она права. Сколько еще интересных находок ждет исследователей творчества Ильи Ильфа и Евгения Петрова, О, сколь еще открытий важных,
Готовит всем нам Интернет!

Лариса Агамалян
Тбилиси, 15 марта 2016 г.