Анатолий Фиолетов. «О лошадях простого звания», Одесса, 2000

Анатолий Фиолетов. «О лошадях простого звания», Одесса, 2000, 94 стр., тираж 100 экзАнатолий Фиолетов. «О лошадях простого звания», Одесса, 2000, 94 стр., тираж 100 экз Фиолетов Анатолий (Шор Натан Беньяминович) (1897-1918)Фиолетов Анатолий (Шор Натан Беньяминович) (1897-1918)ИТАК, ИТОГ

В истории литературной Одессы есть период, о котором написаны десятки книг, сотни статей. Это двадцатые годы. Иногда кажется, что об этом уже все всем известно. Имена Юрия Олеши, Ильи Ильфа, Эдуарда Багрицкого начали покрываться хрестоматийным глянцем. Но нет-нет, и совершается открытие.

...На рукописи своей первой большой поэмы "Трактир" Эдуард Багрицкий четко вывел: "Памяти Анатолия Фиолетова". Это был едва ли не единственный случай, когда Багрицкий посвятил кому-то свои стихи. Но поэт не ограничивается именем и фамилией человека, который сегодня уже никому не известен, - он пишет стихи, посвященные Фиолетову.

Печальной памяти твоей 
Я строки посвящаю эти:
О нищете пустынных дней. 
О голодающем поэте. 
Я знаю, ты стоишь за мной, 
Тайком давая указанья...

Кто же это, чье право давать себе "указанья" признавал Багрицкий?

Внимательно изучаем томики его стихов. Стихотворение "Перед отъездом" Эдуард Багрицкий написал, когда его призвали в армию. И в нем две строчки:

Придет Анатолий Васильевич или нет? 
Придет ли проститься с поэтом, на войну уезжающим?

Кто он такой, Анатолий Васильевич? Автор примечаний к стихам, близкий друг Багрицкого, поэт Владимир Нарбут, пишет:
"Анатолий Васильевич - поэт А. Фиолетов, один из близких друзей Багрицкого; погиб в конце 1918 года от руки бандитов.
Багрицкий высоко ценил творчество А. Фиолетова и особенно его самого, как талантливую, незаурядную личность". Талантливый поэт, незаурядная личность. Но кто, где, когда читал его стихи? Кто, что знает о нем самом?

НА СЛУЖБЕ В УГОЛОВНОМ РОЗЫСКЕ

Итак, вернемся к сведениям, которые сообщает В.Нарбут. Поэт Анатолий Фиолетов погиб в Одессе 80 лет тому назад. Сведения, прямо скажем, не слишком оптимистические для начала поисков.

В памяти старожилов сохранялись некоторые подробности смерти Фиолетова, причем абсолютно разные. По одной версии, его застрелили на улице налетчики. Согласно другой, Фиолетова убили те же налетчики, приняв его за брата - сотрудника уголовного розыска. Третья же версия, наиболее часто упоминаемая: не брат, а сам Фиолетов служил в угрозыске и погиб во время боевой операции.

Так или иначе, имя Фиолетова связывалось с уголовным розыском... Это уже была хоть и тоненькая, но все же нить для дальнейшего поиска. И именно она все осложнила. Выяснилось, что никаких документов Одесского уголовного розыска 1918 года не сохранилось.

Прошел год с начала наших поисков, но знали мы о Фиолетово не намного больше, чем вначале. Правда, к тому времени мы имели фотографию, которую передала нам Л. Г. Багрицкая, вдова поэта. На ней Эдуард Багрицкий и Анатолий Фиолетов в Одессе в 1917 году.

Посчастливилось найти человека, который работал с Фиолетовым. По рассказу старейшего одесского юриста И. В. Шерешевского, после Февральской революции 1917 г. на Преображенской улице помещалась милиция, в которую входил и сам розыск. Состав сотрудников был чрезвычайно разношерстным. Тут и "король одесского розыска" Гончаров, который пришел из старого сыска, и новичок-интеллигент, который не умел даже держать оружие, и студенты университета. Среди них - будущий юрист, а пока что инспектор розыскного отдела Фиолетов.

Анатолий Фиолетов. «О лошадях простого звания», Одесса, 2000, 94 стр.Анатолий Фиолетов. «О лошадях простого звания», Одесса, 2000, 94 стр.Анатолий Фиолетов. «О лошадях простого звания», Одесса, 2000, 94 стр.

- С Фиолетовым я познакомился, - рассказывал Илья Вениаминович, - в начале лета 1917 года, когда начал работать в милиции. Тогда там служил еще и брат Фиолетова - Остап Шор.

После этого показалась справедливой версия, по которой Фиолетова убили, спутав с Остапом. Но самое удивительное было впереди. Оказывается, что осенью 1917 года все студенты, в том числе и Анатолий с Остапом, были уволены из розыска. Выходит, что смерть Фиолетова никакой связи с угрозыском не имела: ведь он погиб через год, в конце 1918-го.

- Осенью 1917-го, - заканчивал свой рассказ Илья Вениаминович, - я потерял из поля зрения Фиолетова. Слышал, что он погиб. А от Остапа Шора мне как-то через несколько лет передали привет из Москвы. На память о Фиолетове осталось вот это.

Илья Вениаминович показывает одесский поэтический альманах "Чудо в пустыне" с автографом "уважающего инспектора и любящего Анатолия Фиолетова". Позднее такой же альманах с автографом А. Фиолетова - А. А. Скальковскому мы увидели у профессора А. В. Недзведского, который знал о наших поисках, подарил его одному из нас.

ВСТРЕЧА НА ТВЕРСКОМ БУЛЬВАРЕ

Понадобилось много времени и помощь многих людей, прежде чем было назначено это свидание на Тверском бульваре. Свидание с Остапом, братом Анатолия Фиолетова, с человеком, который послужил Ильфу и Петрову прототипом для создания образа Остапа Бендера.

- О брате как о поэте вряд ли я могу вам что-нибудь сообщить, сразу сказал Остап, - а вот обстоятельства его смерти я до сих пор помню во всех деталях.

Дело в том, что после уголовного розыска Анатолий вернулся... в уголовный розыск. Он все время ощущал потребность в острых действиях, в смене впечатлений. Это помогало ему писать стихи. В это время И. В. Шерешевский там уже не работал, поэтому он об этом, естественно, ничего не знал.

Днем 14 ноября 1918 года Анатолий и агент угрозыска Войцеховский были на задании в районе Толкучего рынка. Возвращаясь, они зашли позвонить по телефону в мастерскую, которая помещалась на Большой Арнаутской в доме №100. Следом за ними туда вошли двое неизвестных. Один из них подбежал к Анатолию. Анатолий сделал попытку вынуть из кармана пистолет, но незнакомец, который стоял в стороне, опередил его. Пуля догнала и Войцеховского, опытного старого работника, хоть он и попытался выскочить из мастерской.

Как потом удалось выяснить, за Анатолием и Войцеховским неизвестные следили еще на толкучке и, воспользовавшись тем, что они вошли в небольшое помещение, свели счеты с сотрудниками уголовного розыска.

В старых одесских газетах за эти числа вы сможете найти некрологи и от семьи, и от "Зеленой лампы", и от жены Анатолия - поэтессы Зинаиды Шишовой.

Я был младше Анатолия и плохо помню его окружение. Часто к нам домой приходил Эдуард Багрицкий. Он дружил с Анатолием. Издавался какой-то гимназический журнал. Возможно, оба принимали в нем участие. Но точно не помню. Стихи Анатолия нужно искать в периодике.

В КУРГАНАХ КНИГ

Где печатался поэт Анатолий Фиолетов? Что успел издать? В примечаниях к произведениям Эдуарда Багрицкого В.Нарбут называет сборник "Зеленые агаты", который был издан в Одессе в 1914 году. И все-таки существование этого сборника казалось еще одной легендой, которая возникла вокруг имени Анатолия Фиолетова. Ни в одном из одесских книгохранилищ не удалось обнаружить эту книжку. Может, ее и не было? Особенно настораживал 1914 год, потому что в это время никто из тех, кто позже входил в "Зеленую лампу", и не мог еще мечтать о сборнике. Но книжка все-таки существовала. Посчастливилось найти это одесское издание в Государственной Петербургской Публичной библиотеке имени М. Е. Салтыкова-Щедрина. Тоненькая книжечка в 31 страницу, в ней напечатано 25 стихотворений. В альманахах "Авто в облаках", "Серебряные трубы", "Чудо в пустыне" было найдено еще два десятка стихотворений. Безусловно, Фиолетов печатался во многих периодических изданиях, выходивших тогда в Одессе. Нашли мы и опубликованные, уже после смерти поэта его друзьями, стихи в харьковских журналах, в феодосийском альманахе "Ковчег".

Очень точно охарактеризовал творчество Фиолетова в статье, посвященной памяти погибшего друга и опубликованной в Одессе в 1918 году, Борис Бобович.

"В его наивных, немного детских, немного ироничных стихах такая бездна художественной утонченности, такая гармоничная волна хорошего вкуса и благородного чутья, такая чарующая доброта..."

За несколько лет творчества этот поэт прошел сложный путь. В его стихах чувствуется влияние Маяковского (вспомним, стихи Маяковского и Шершеневича одесситы включили в свой альманах "Чудо в пустыне"), но все же о Фиолетове в 1916-1918 годах можно уже говорить как о сложившемся поэте, близким по духу к русским поэтам-футуристам, таким как Е. Гуро, В. Маяковский, В. Хлебников.

Многие считали лучшим из того, что было написано одесситами в те годы, "Предутренний час" Фиолетова и его стихи о животных - "О собаках" и "О лошадях". Сквозь годы эмиграции в памяти пронес их Иван Бунин, оставшись в России цитировал Валентин Катаев, а еще есть сведенья, что помнили их Анна Ахматова, Владимир Набоков.

В конце XX века, из курганов текстов мы достаем, как драгоценность, эти юношеские стихи и дарим их новым читателям.

БЫЛ ЛИ ВТОРОЙ СБОРНИК?

Какова судьба рукописей поэта? Его поэтического наследия? Есть ли надежда найти еще что-нибудь?

Последние произведения Фиолетова при его жизни были опубликованы в начале 1917 года. После этого он жил и писал стихи еще полтора года. Их обещало напечатать в сборнике "Посмертные стихи" одесское издательство "Омфалос".
Осуществило ли оно свои планы, которые неоднократно анонсировало - сказать трудно. Нами этот сборник не обнаружен. Думаем, его не было - красные смели маленькое издательство, как и его издателей. Был второй сборник или же нет - в любом случае остается надежда найти рукописи. Найти рукописи и отдать на суд времени: пусть эпоха делает выбор - останутся ли стихи фиолетова среди живых или же попадут в литературные памятники. Кстати, часть рукописей издательства "Омфалос" поэт М. Лопатто увез в Италию, так что надежды небеспочвенны...

Но в любом случае нам показалось, что сейчас, в конце века, подводя итоги тому, что сделано одесской литературной школой, нужно переиздать сохранившиеся, найденные в периодике стихи Анатолия Фиолетова, поэта, чьи строки цитировали в своих книгах Иван Бунин и Валентин Катаев.

Евгений Голубовский, Александр Розенбойм