ВЛАДИМИР ПЯСТ. «ПРЕДЧУВСТВИЕ ОГРАДЫ», ОДЕССА, 2000

"БЕССМЕРТЬЕ БРОСИМ И ЕМУ"

Владимир Пяст. «Предчувствие ограды», Изд-во «Друк», Одесса, 2000, 96 стр., тираж 150 экз, П 4700000000/2000Владимир Пяст. «Предчувствие ограды», Изд-во «Друк», Одесса, 2000, 96 стр., тираж 150 экз, П 4700000000/2000В 1823 году в Одессу, в ссылку, прибыл Александр Пушкин.

В 1933 году в Одессу, в ссылку, прибыл Владимир Пяст.

И те и эти времена были еще "вегетарианскими", пользуясь словами Анны Ахматовой, которая любила Пушкина и которую высоко ценил и любил Пяст, - власти могли себе позволить ссылать на юг, к Черному морю.

Еще несколько лет назад я бы написал, что имя Пяста безжалостно и противоестественно выпало, вычеркнуто из русской литературы. Но в 1989 году в Москве вышел журнал "Наше наследие" с публикацией Т. Ф. Фоогд-Стояновой, а в 1997-м "Новое литературное обозрение" переиздало подготовленную знатоком "серебряного века" Романом Тименчиком (когда-то рижанином, а ныне профессором Иерусалимского университета) книгу мемуаров Владимира Пяста "Встречи", куда в раздел приложений включена и его "Поэма в нонах".

И все же Владимир Пяст - поэт остается и сегодня вне литературного процесса. Между тем его стихи ценили Александр Блок и Николай Гумилев, Осип Мандельштам и Велимир Хлебников - поэты не только разных направлений, но и вкусов. Ему посвящали статьи, строки в мемуарах и, конечно, стихи. Строка, давшая название этому вступлению, взята из поэмы Хлебникова "Жуть лесная":

Сюда нередко вхож и част 
Пястецкий, или просто Пяст. 
В его убогую суму 
Бессмертье бросим и ему. 

Такие слова неистового Велимира дорогого стоят.

Владимир Алексеевич Пестовский (по семейной легенде, потомок польского королевского рода Пястов - отсюда и псевдоним) родился в Петербурге в 1886 году. Писал стихи с детства, но первый сборник - "Ограда" выпустил в 23 года в издательстве Вольфа, к тому времени, когда десятки его стихотворений были опубликованы в сборниках, альманахах и журналах символистов.

Александр Блок в "Записных книжках" в 1916 году называет Пяста в числе четырех ближайших друзей. Для Владимира Алексеевича Блок был кумиром, высшим достижением традиции, начатой Владимиром Соловьевым. Это не помешало Пясту разорвать отношения с Блоком, когда тот написал "Двенадцать". Помирились они весной 1921 года, но это означало не уступку Пяста, а изменение взглядов Блока, его новое отношение к "тайной свободе". И среди тех, кто нес на руках гроб с телом Александра Блока, был Владимир Пяст.

Владимир Алексеевич не принял "октябрьского переворота". В двадцатые годы он занялся переводами, мемуарами, теорией стихосложения, а потом... шахматами, шашками, даже плаванием. Можно было бы переиздать пособия Пяста по шахматам и шашкам или по плаванию, но вряд ли они ввели бы нас в духовный мир этого человека.

Наиболее точным воплощением эстетики "младших символистов" осталась его книга "Ограда", куда вошли стихи 1903-1907 годов. Но ее, как и двух других сборников стихов - "Львиная пасть" и "Третья книга лирики", нет даже в одесской научной библиотеке имени Горького. Поэтому предпринять подобное переиздание мне казалось нравственным долгом.

Была тут и личная причина. Много лет я знаю Наталью Филипповну Полторацкую. В 1953 году она учила меня, студента политехнического института, английскому языку. Потом, познакомившись с ее мужем Николаем Алексеевичем Полторацким, я вошел в их дом, в круг их друзей. И тогда узнал, что, приехав в 1933 году в Одессу, Владимир Пяст женился на свояченице профессора Аркадия Ивановича Скроцкого - Клавдии Ивановне Стояновой, став приемным отцом и Наталье Филипповне, и ее сестре Татьяне Филипповне. Основываясь на материалах семейного архива Полторацких, я писал об одесской жизни Пяста в местных газетах "Комсомольська Iскра" и "Вечерняя Одесса", впервые в советское время опубликовал портрет поэта работы Юрия Анненкова (тот, что воспроизведен на обложке этой книги). Но время печатать книгу стихов Пяста пришло лишь сейчас.

Итак, жил в Одессе в середине тридцатых годов удивительный человек, "безумный Пяст", как говорил он сам о себе. Литература из Одессы "уехала", а он был последним мостиком, последним осколком "серебряного века", который ОГПУ подарило Одессе. Здесь он переводил пьесы, готовил "голосовую партитуру" для спектакля театра Мейерхольда "Борис Годунов". Всеволод Мейерхольд и вытащил в 1936 году Пяста в Москву. А в 1940-м Владимир Пяст умер от рака легких и горла - мистически предопределенная смерть для блестящего чтеца и поэта. Кстати, за рубежом сообщения о его смерти и некрологи появились много раньше: друзья считали, что он покончил с собой в сталинском ГУЛАГе.

Выражаю благодарность всем, кто помог в издании этой книги, и особенно Наталье Филипповне Полторацкой и Татьяне Филипповне Фоогд-Стояновой, чьи устные рассказы давали мне основу для размышлений и чьими документами и воспоминаниями я воспользовался, составляя приложения к книге стихов.

Прочитав все, что было мне доступно из написанного Пястом, я еще раз осознал, сколь пророчески мыслят поэты. Назвав в 1909 году свою книгу "Ограда", Владимир Пяст словно предчувствовал ту ограду, которая будет сопровождать его в советские десятилетия.

Евгений Голубовский